Кто не рискует, того не досматривают

Автор:

Авторские материалы, размещенные на сайте, выражают экспертное мнение и носят рекомендательный характер. Материалы основаны на нормативных актах, действительных на момент публикации.
Для поиска на странице нажмите CTRL+F

Не знаю как для вас, но для меня риск – это что-то из области гусарства. Даже народная мудрость гласит: кто не рискует, тот не пьет шампанского, или: риск – благородное дело. Но в XX веке риск стал еще и делом систематизированным. Образованные, но скучные дядьки из научных институтов и талант­ливые, но занудные управленцы из своих кабинетов придумали и внедрили систему управления рисками. Риск-менеджмент (так звучит «управление рисками» на английском языке – языке торговли) даже принес одному из отцов-создателей (Гарри Марковицу) Нобелевскую премию. В общем, риск был делом благородным, а его систематизация стала делом прибыльным. Сначала риск-менеджмент рассматривался в рамках экономических теорий, но вскоре перекочевал во многие сферы жизни и обрел статус модного понятия, но от этого, как ни странно, не потерял своей эффективности. Ко двору пришелся риск-менеджмент и в таможенном деле. Как раз в пику общей либерализации в таможенной среде теория управления рисками смогла представить практически беспроигрышные решения соединения двух, казалось противоречивших друг другу, функций таможенных органов: контроля и облегчения международной торговли. 

Таможню традиционно олицетворял этакий привратник, тотально контролирующий грузы на входе (импорт) или на выходе (экспорт). Управление рисками позволило таможенным органам постепенно перейти от этой модели к более эффективной стратегии, которая разрывала связь между физическим контролем товаров и соблюдением таможенного законодательства, что могло позволить провести таможенную очистку до прибытия груза *. Таким образом, эффективное применение принципов управления рисками оказывается ключом к достижению соответствующего баланса между содействием между­народной торговле и контролем над соблюдением таможенного законодательства.

Попробуем в нескольких словах объяснить, что же такое управление рисками в таможенном контексте и как оно может помочь превратить таможенника из «привратника» в заботливого, но проницательного полицейского, который не предотвращает преступление путем тотального контроля, а создает среду, в которой преступление невозможно совершить.

Предполагается, что риск-­менеджмент анализирует все пространство, связанное с таможенными формальностями, выявляет потенциальные риски, систематизирует их и позволяет на основании этой информации контролировать только потенциально рискованные грузы (в область потенциальных рисков могут попасть и декларанты, и способ перемещения, и другие факторы). Это означает, что если вы зарекомендовали себя как честный и добросовестный налогоплательщик, не дали повода заподозрить себя и своих поставщиков в попытке нарушить таможенное законодательство и т. д., то таможенные органы с радостью предоставят вам режим наибольшего благоприятствования и не будут чинить никаких препятствий на пути вашего груза через таможенную границу. Это не означает, что контроля не будет – он будет, но формы контроля не отразятся на скорости таможенного оформ­ления вашего груза. Этот контроль может быть документирован (например, электронное декларирование), не привязан к физическому перемещению груза, может основываться на посттаможенном контроле и аудите, что предполагает возможность проведения проверки вообще постфактум, когда груз уже прибыл, растаможен и, возможно, даже благополучно съеден, продан или обменен.

 Еще один важный момент: несоблюдение требований законодательства. Например, ошибка при декларировании. Здесь важно определить природу самой ошибки: является ошибка следствием невнимательности декларанта, то есть непреднамеренной, или это результат мошеннических дей­ствий, ведущих к уклонению от уплаты причитающихся налогов. Риск-менеджмент признает важность определения такого рода рисков и исходит из того, что в этом вопросе требуются принципиально разные решения для санкций за допущенные ошибки. Здесь важно понимать, что риск-­менеджмент не просто предполагает санкции за несоблюдение законодательства, но и предлагает решения, как избежать в будущем по­вторения данных ошибок. В целом управление рисками – многоступенчатая и сложноструктурированная система, со своей методологией, базирующейся на анализе, оценке и проверке результатов. Мы коснемся лишь некоторых аспектов применения системы управления рисками в таможенных органах РК.

В Таможенном кодексе Республики Казахстан понятие «оценка и управление рисками» появилось в 2003 году. Со вступлением Казах­стана в Таможенный союз и с принятием новых кодексов (Кодекса Таможенного союза и Кодекса «О таможенном деле в РК») это понятие расширилось и усовершен­ствовалось. В ноябре 2010 года было принято постановление Правительства РК «Об утверждении Правил применения системы управления рисками в таможенных органах Республики Казахстан», а в октябре 2011 года в Астане состоялась международная конференция «Управление рисками для таможенных администраций стран СНГ». Казахстан активно включился в работу по внедрению принципов управления рисками в сфере таможенного дела. Но вот можно ли говорить об эффективности применения в нашем законодательстве этих принципов? Западные эксперты предупреждают, что для многих развивающихся стран (мы же не будем спорить, что Казахстан именно к этой категории стран и относится?) внедрение основанных на рисках стратегий может быть довольно болезненным. Не последнюю роль здесь играет и техническая оснащенность таможенных органов. Ведь «ручная» обработка грузов и документов довольно серьезное препятствие на пути управления рисками. Тем не менее даже при «ручной» обработке груза система управления рисками принесет гораздо больше пользы, чем продолжение применения подхода с «привратником».

Можно бесконечно рассуждать о технологии внедрения системы управления рисками в таможенных органах, ссылаться на документы и щеголять разными терминами типа «выявленный риск», «сработавший профиль риска» и т. д., но пока система управления рисками не приведет к сокращению времени таможенного декларирования, а в идеале – к ликвидации любого вида задержек товара на границе, говорить об эффективности работы риск-менеджмента рано.

Казахстан находится в начале пути, но мы выбрали однозначно верное направление. Введение в практику понятия «уполномоченный экономический оператор» (в теперь уже далеком прошлом «участник ВЭД группы минимального риска») стало важным и знаковым для внедрения одного из этапов управления рисками. Добросовестный участник ВЭД, доказавший свою лояльность по отношению к соблюдению таможенного законодатель­ства безупречной внешнеторговой деятельностью в течение двух лет и обеспечивший свою лояльность  миллионом евро в качестве обеспечения таможенных платежей, имеет все преимущества, которые могут позволить себе в данный момент таможенные органы?РК. Среди них: хранение груза на собственном складе, выпуск товаров до подачи декларации, непредоставление обеспечения таможенных платежей при заявлении таможенной процедуры таможенного транзита *. Это означает, что для тех участников ВЭД, которые обрели вожделенный статус «уполномоченного экономического оператора», виртуальная таможня стала намного ближе. Контроль, основанный на аудите и посттаможенных проверках, никак не отражается на скорости перемещения груза, а значит, сохраняя свои функции по защите от нарушений таможенного законодательства, не препятствует международному обмену товарами. Баланс между контролем и содействием международной торговле соблюден.

 Еще одним важным этапом внедрения системы управления рисками являются операции, связанные с выпуском товаров для личного пользования. До принятия нового Кодекса «О таможенном деле в РК» и вступления Казахстана в Таможенный союз перемещение грузов для личного пользования регулировалось именно с позиции «привратника», то есть существовали строго определенные нормы по провозу товаров для личного пользования, выраженные не только в ценовом и весовом отношении, но и даже в количественном. Точно указывалось, сколько предметов одежды, парфюмерии или косметики достаточно для личного пользования, перемещение сверх установленных норм «каралось» таможенным декларированием в установленном порядке **. В 2010 году риск-менеджмент напрямую затронул и данную сферу таможенного дела. Теперь част­ное лицо в своей фантазии, что же получить из-за границы или отправить за границу, ограничено суммой в 1 000 евро и весом в 31 кг. Ни о каких количественных ограничениях больше речи нет. Законодательно закреплено, что определение цели перемещения груза частным лицом – задача таможенного инспектора, исходя из системы управления рисками. 
И вот здесь кроется опасность, что система управления рисками может дать сбой, если ее не поддержать активным внедрением информационных технологий. По большей части пересечение границы грузами частных лиц зависит от опыта таможенных офицеров и их профессионального чутья. В этом случае аудит и пост­таможенный контроль не смогут дать того результата, как при контроле над перемещением грузов для юридических лиц. Вся ответственность ложится на плечи таможенных инспекторов, непосредственно работающих с грузами. И пока риск-менеджмент не будет внедрен на деле, останется соблазн вернуться к старым, проверенным методам: 100-% физический досмотр, получение дополнительных документов и т. д. Частные лица не могут обратиться с коллективным письмом в таможенные органы с предложениями по улучшению таможенного законодательства, поэтому оценить внедрение системы управления рисками и ее эффективность по отношению к этой категории лиц достаточно сложно, но не менее важно. Частные лица, перемещающие товары для своих личных целей, не являются представителями большого или малого бизнеса и не занимаются внешнеэкономической деятельностью, – это обычные граждане нашей страны. Но именно уважительное отношение к гражданину является важным индикатором общегосударственного климата. Вот так система управления рисками из таможенного контекста перерастает в дело государственной важности. И приверженность подходу, основанному на управлении рисками, должны демонст­рировать самые высокие уровни власти. Только тогда наш путь к совершенной системе управления рисками будет эволюционной веткой нашего дальнейшего развития.

Авторизуйтесь или купите полный доступ

вернуться назад
?
Не нашли нужный документ?
задать вопрос

Рубрика статей


–ейтинг@Mail.ru